Вы здесь

Статья 120 Конституции РФ

1. Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону.

2. Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом.

Комментарий к Статье 120 Конституции РФ

1. Организационно-правовой механизм, гарантированно обеспечивающий реализацию в нашей стране фундаментального конституционного принципа независимости судей и подчинения их только Конституции и федеральному закону можно считать в целом сформированным и достаточно действенным. Этот механизм опирается, помимо комментируемой статьи, и на иные нормы Конституции, в частности ч. 2 ст. 3, ч. 2 ст. 4, ст. 10, ч. 1 и 2 ст. 11, ч. 1 и 2 ст. 15, п. "е" ст. 83, п. "ж" ст. 102, гл. 7, на положения, сформулированные и закрепленные в целом ряде федеральных законодательных актов (Законах о судебной системе РФ, о Конституционном Суде РФ, о военных судах, об арбитражных судах, о статусе судей и др., а также в процессуальных кодексах), в соответствующих международно-правовых актах и иных международных документах (прежде всего это - Основные принципы, касающиеся независимости судебных органов, разработанные и принятые VII Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями - Милан, 28.08-06.09.1985, одобрены Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 13.12.1985 N 40/146; "Эффективные процедуры осуществления Основных принципов, касающихся независимости судебных органов", принятые ЭКОСОС в 1990 г.; Европейская хартия о статусе судей (Страсбург, 8-10 июля 1998 г.) и Пояснительный меморандум к ней; Рекомендация N R (94)12 Комитета Министров государствам-членам о независимости, эффективности и роли судей, принятая Комитетом Министров 13 октября 1994 г.).

Основные звенья данного механизма перечислены ниже.

1.1. Закрепление наиболее важных гарантий независимости судьи непосредственно в Конституции. Это - несменяемость судей, наличие особого порядка прекращения или приостановления их полномочий (ст. 121), неприкосновенность судьи, невозможность привлечения судьи к уголовной ответственности иначе как в порядке, определяемом федеральным законом (ст. 122), особый порядок назначения судей на должность (ч. 1 и 2 ст. 128). Важно при этом, что, как это предусмотрено Законом о статусе судей (п. 4 ст. 9), гарантии независимости судьи, включая меры его правовой защиты, материального и социального обеспечения, установленные законом, распространяются на всех судей в Российской Федерации и не могут быть отменены и снижены иными нормативными актами РФ и субъектов РФ. Гарантами независимости судей выступают и органы судейского сообщества, выражающие интересы судей как носителей судебной власти, не являясь при этом ни профсоюзом судей, ни вообще общественной организацией, но обладая определенными властными правомочиями, наделенными Федеральным законом от 14.03.2002 N 30-ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" (в ред. от 25.12.2008), - их решения обязательны при рассмотрении в соответствующих процедурах вопросов о приостановлении и прекращении полномочий судьи, привлечении его к ответственности того или иного вида и т.д.

1.2. Законодательное закрепление неограниченности срока полномочий судей (ст. 14 Закона о судебной системе РФ). Полномочия судей федеральных судов не ограничены определенным сроком, за исключением в ряде случаев назначения впервые судей на определенный (три или пять лет) срок, а предельный возраст пребывания в должности судьи федерального суда составляет 70 лет.

1.3. Полное несовпадение механизмов: а) наделения кандидата в судьи судейскими полномочиями; б) привлечения судьи к ответственности любого вида, включая прекращение полномочий судьи по так называемым компрометирующим основаниям.

1.4. Провозглашение в развитие комментируемого положения в ряде названных федеральных конституционных и федеральных законов самостоятельности, вне зависимости от чьей бы то ни было воли, осуществления судами судебной власти в рамках подчинения только Конституции и закону, и, соответственно, независимости носителей этой власти при осуществлении ими правосудия. Таким образом, функциональная независимость судей обеспечивается в том числе и институциональной независимостью судов, судебной системы страны в целом. При этом важно, что в Российской Федерации не могут издаваться законы и иные нормативные правовые акты, отменяющие или умаляющие самостоятельность судов, независимость судей (ч. 7 ст. 5 Закона о судебной системе РФ).

1.5. Установление категорического запрета всякого вмешательства в деятельность судьи при осуществлении правосудия, при этом законодательно (ч. 2 ст. 10 Закона о статусе судей) закреплено отсутствие обязанности судьи давать какие-либо объяснения по существу рассмотренных или находящихся в производстве дел, а также представлять их кому бы то ни было для ознакомления, иначе как в случаях и в порядке, предусмотренных процессуальным законом. А отменить или соответствующим образом изменить вынесенный судьей судебный акт может только суд вышестоящей судебной инстанции, при этом присвоение властных полномочий суда наказывается в соответствии с уголовным законом, равно как несут установленную федеральным законом ответственность лица, виновные в оказании незаконного воздействия на судей и в ином вмешательстве в деятельность суда.

1.6. Установление законной процедуры осуществления правосудия. Соответствующими процессуальными кодексами и иным федеральным законодательством, регулирующим порядок рассмотрения судом всех без исключения дел, установлено, что единственным "дирижером" в судебном процессе является судья (несколько судей, если дело рассматривается в коллегиальном составе и в этом случае обеспечивается: процессуальное равенство всех судей, входящих в этот состав; свободное обсуждение вопросов дела в совещательной комнате, где могут находиться только судьи, входящие в данный состав, и присутствие иных лиц, включая руководителей суда, не допускается, при этом судьи не вправе разглашать суждения, имевшие место в ходе обсуждения вопросов дела; право составления и представления судьей, не согласным с вынесенным в коллегиальном составе судебным актом, особого мнения - однако следует отметить, что закрепленная законодательно крайне ограниченная возможность ознакомления кого-либо с особым мнением судьи по делу, и исключение здесь составляет институт особого мнения судьи конституционно-уставной ветви судебной власти, предусматривающий опубликование особого мнения судьи, что, по сути дела, данную гарантию независимости судьи предельно минимизирует), все распоряжения которого в ходе судебного процесса участники обязаны выполнять неукоснительно. Руководство судебным заседанием нацелено на принятие всех предусмотренных законом мер к всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела и вынесению по нему справедливого решения.

Вышестоящие судебные инстанции призваны устранять ошибки, допущенные нижестоящей судебной инстанцией, не посягая при этом на независимость судьи при вынесении им решения по делу. Не посягают на эту независимость и правомочия вышестоящих судебных инстанций по пересмотру так называемых промежуточных определений нижестоящего суда, выносимых им в ходе судебного заседания, ибо этим пересмотром не затрагиваются вопросы фактических обстоятельств дела, оценки доказательств, квалификации деяний и т.п., влияющие на принимаемый судом нижестоящей инстанции окончательный судебный акт.

Данная гарантия независимости судьи при осуществлении им правосудия подкрепляется соответствующими положениями УК, предусматривающими уголовную ответственность: за вмешательство в деятельность суда (ст. 294), за посягательство на жизнь судьи, присяжного или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, а равно их близких в связи с рассмотрением дел или материалов в суде (ст. 295), за угрозу или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия (ст. 296) и за неуважение к суду (ст. 297).

1.7. Материально-ресурсное, финансовое, информационное, кадровое, организационное и т.п. обеспечение - в значительной мере автономное от органов исполнительной власти - деятельности судебных органов, судей и аппарата судов. В системе судов общей юрисдикции данную функцию выполняют специально для этого созданные двухуровневые службы Судебного департамента при Верховном Суде РФ. В системе арбитражных судов данную функцию выполняют прежде всего соответствующие отделы и управления ВАС РФ, то же и в Конституционном Суде РФ (в ст. 7 Закона о Конституционном Суде РФ прямо говорится, что данный суд независим в организационном, финансовом и материально-техническом отношениях от любых других органов; в федеральном бюджете ежегодно предусматриваются отдельной статьей необходимые для деятельности суда средства, которыми суд распоряжается самостоятельно, при этом смета расходов суда не может быть уменьшена по сравнению с предыдущим финансовым годом, суд самостоятельно и независимо осуществляет информационное и кадровое обеспечение своей деятельности, а какое бы то ни было ограничение правовых, организационных, финансовых, информационных, материально-технических, кадровых и других условий деятельности суда не допускается); для мировых судей данная функция выполняется двумя способами: обеспечение заработной платы мировых судей и социальных выплат, предусмотренных федеральными законами, является расходными обязательствами РФ и осуществляется через органы Судебного департамента при Верховном Суде РФ, а материально-техническое обеспечение деятельности мировых судей осуществляют органы исполнительной власти соответствующего субъекта Федерации в порядке, установленном законом этого субъекта; выполнение же данной функции в конституционных (уставных) судах субъектов РФ полностью регулируется законодательством субъектов Федерации. Разделение источников финансирования федеральных судов и судов (судей) субъектов Федерации по уровням - из федерального бюджета и из бюджетов субъектов РФ обусловлено требованиями ст. 124 Конституции. Важно отметить, что расходы на финансирование мероприятий, связанных с реформированием судебной системы, предусматриваются отдельной строкой в федеральном бюджете.

1.8. Предоставление материального обеспечения и социальной защиты судьи (в том числе судьи в отставке) и членов семьи судьи, что закреплено в Законах о Конституционном Суде РФ (ст. 13), о военных судах (ст. 29-31), о статусе судей (ст. 9, 20), о мировых судьях (ст. 2), Федеральном законе "О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппаратов судов Российской Федерации", в Указах Президента РФ "Об обеспечении деятельности Конституционного Суда Российской Федерации и о предоставлении социальных гарантий судьям Конституционного Суда Российской Федерации и членам их семей", "О мерах повышения социальной защищенности некоторых категорий судей и государственных служащих" и иных актах.

Материальное обеспечение российских судей внушительно. Так, современный российский судья получает приличную заработную плату, состоящую из должностного оклада (устанавливаемого в соответствии с должностью судьи в процентном отношении к определяемому федеральным законом должностному окладу Председателя ВС РФ и Председателя ВАС РФ, при этом оклад судьи не может быть менее 50% оклада председателей этих высших судов страны и менее 80% должностного оклада председателя суда, где трудится данный судья); доплат за квалификационный класс, за выслугу лет, 50%-ной доплаты к должностному окладу за особые условия труда, которые не могут быть уменьшены; доплат за ученую степень, ученое звание и почетное звание "заслуженный юрист Российской Федерации". Кроме того, оплачивается стоимость следования судьи к месту отдыха и обратно в период ежегодного оплачиваемого отпуска (сам этот отпуск, продолжительностью в 30 дней, увеличивается в зависимости от стажа работы судьи по юридической профессии); судьи, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, обеспечиваются жилыми помещениями, в которых во внеочередном порядке устанавливается телефон с оплатой по установленным тарифам, в таком же порядке предоставляются места в детских дошкольных учреждениях детям судей; судьи и члены их семей имеют право на медицинское обслуживание, а также на санаторно-курортное лечение (судье, его супругу и несовершеннолетним детям) за счет средств федерального бюджета; судьи обеспечиваются служебным обмундированием в порядке и по нормам, которые устанавливаются Правительством РФ.

Не менее внушительны и меры социальной защиты судьи и членов его семьи. Так, законодательно закреплено, что жизнь, здоровье и имущество судьи подлежит обязательному государственному страхованию за счет средств федерального бюджета, при этом жизнь и здоровье судьи подлежит страхованию на сумму его 15-летней зарплаты, а ущерб, причиненный уничтожением или повреждением имущества судьи или членам его семьи, подлежит возмещению ему или членам его семьи в полном объеме. Однако названное страховое возмещение не выплачивается, если в предусмотренном законом порядке будет установлено, что причинение вреда судье и членам его семьи не связано со служебной деятельностью судьи.

1.9. Право судьи на отставку - почетный уход или почетное удаление судьи с должности, при этом каждый судья имеет право на отставку по собственному желанию независимо от возраста, и за лицом, пребывающем в отставке, сохраняются:

звание судьи, гарантии личной неприкосновенности и принадлежность к судейскому сообществу. При выходе (удалении) судьи в отставку ему выплачивается выходное пособие, пенсия на общих основаниях, а имеющему стаж работы в должности судьи не менее 20 лет по его выбору выплачивается пенсия на общих основаниях или не облагаемое налогом ежемесячное пожизненное содержание в размере 80% зарплаты работающего по соответствующей должности судьи (имеющему этот стаж менее 20 лет и достигшему возраста 55 лет (для женщин - 50 лет) размер ежемесячного пожизненного содержания исчисляется пропорционально количеству полных лет, отработанному в должности судьи); он вправе работать в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, в профсоюзных и иных общественных объединениях, а также в качестве помощника депутата Государственной Думы или члена Совета Федерации либо помощника депутата законодательного (представительного) органа субъекта Федерации, однако не вправе занимать должности прокурора, следователя и дознавателя, а в силу Определения КС РФ от 05.03.2009 N 434-ОО - работать адвокатом.

Как указал Конституционный Суд РФ в Определении от 15.02.2005 N 5-О*(1130), конституционный статус судьи включает предоставление ему в будущем особого статуса судьи в отставке, из чего исходит и Закон о статусе судей, положения которого во взаимосвязи с нормами Конституции и Закона о судебной системе РФ являются базовыми и, следовательно, исключают в ходе их последующей конкретизации и развития ограничение законодательных гарантий статуса судьи или снижение их уровня, в том числе для судей, пребывающих в отставке, а также снижение связанных с отставкой материальных гарантий по сравнению с изначально установленными законом. При этом федеральный закон определяет исчерпывающим образом основания прекращения полномочий, при наличии которых судья считается ушедшим в отставку, а приобретение (и сохранение) статуса судьи в отставке связывается лишь с этими установленными федеральным законом основаниями; право же судьи в отставке на ежемесячное содержание как гарантия независимости действующих судей предоставляется всем судьям, чьи полномочия прекращены по основаниям, совместимым со статусом судьи, а правоприменители, разъясняя и применяя положения об отставке судьи, не вправе придавать им значение, расходящееся с их конституционно-правовым смыслом.

1.10. Законодательное закрепление положениями Закона о статусе судей, Федерального закона от 20.04.1995 N 45-ФЗ "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" (в ред. от 22.08.2004) обеспечения безопасности судей. Федеральным законодательством установлено, что судья, члены его семьи и их имущество находятся под особой защитой государства; органы внутренних дел обязаны принять необходимые меры к обеспечению безопасности судьи, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества, если от судьи поступит соответствующее заявление; судья имеет право на хранение и ношение служебного огнестрельного оружия, которое ему выдается органами внутренних дел по его заявлению в порядке, предусмотренном Законом РФ "Об оружии". Вместе с тем следует отметить, что действенного механизма государственной защиты судей пока не создано, ежегодно у нас погибает до 10 судей и членов их семей, а покушений на их жизнь и имущество - сотни. Совершаются покушения и в помещениях судов, в связи с чем Судебным департаментом при Верховном Суде РФ даже подготовлена Концепция обеспечения безопасности федеральных судов общей юрисдикции техническими системами и средствами защиты, которая была одобрена постановлением Президиума Совета судей РФ от 19.10.2006 N 98.

1.11. Определенный интерес - в аспекте комментируемой нормы - представляет зарубежная практика конституционного правосудия, где принцип независимости судей проявляется в самых разнообразных ракурсах. Например, Конституционный Суд Республики Беларусь заключением от 3 ноября 1995 г. признал не соответствующим Конституции Республики Указ Президента от 08.08.1995 N 299, не включивший в число лиц, которым оформляются дипломатические паспорта, судей Конституционного Суда, сочтя это снижением установленных законом гарантий независимости и неприкосновенности конституционных судей. Федеральный Конституционный Суд Германии 29 декабря 1996 г. не принял к рассмотрению конституционную жалобу председателя административного суда на прекращение его полномочий в связи с внесением им изменений в решение суда по делам, где он не являлся законным судьей, при этом Конституционный Суд отметил, что независимость судьи подлежит законному ограничению, если он совершил поступок, который является нарушением его обязанностей, а вмешательство судьи в решение более молодых коллег является настолько серьезным нарушением, что прекращение полномочий судьи не противоречит принципу соразмерности. Конституционный Трибунал Республики Польши решением от 9 ноября 1993 г. признал неконституционным положение Закона о судах общей юрисдикции, в силу которого исполнительная власть могла отозвать судью, который в период пребывания в должности "отступил от принципа независимости". Трибунал признал это положение не соответствующим конституционным принципам независимости и несменяемости судей и нарушающим принцип разделения властей и принцип демократического правового государства.

1.12. Личная независимость судей и ее обеспечение национальными средствами красной нитью проходит в конституциях многих государств. В частности, в Греции личная независимость судей является гарантией их официального статуса по отношению к законодательной и исполнительной власти. Она имеет своей целью обеспечение функциональной независимости, которая может быть нарушена не только, когда судья получает указания и приказы, но и когда он опасается, что выносимые им решения будут иметь отрицательные последствия для его карьеры. И она гарантируется Конституцией, в которой содержатся положения, касающиеся: а) назначения, b) постоянства занятости, с) административных изменений, касающихся судей, d) дисциплинарных взысканий, е) деятельности, несовместимой с обязанностями судьи, f) привилегированного отношения к судьям в области выплаты вознаграждения за их труд*(1131).

2. Комментируемая норма, во-первых, провозглашает непосредственное действие Конституции 1993 г., чего не было прежде; во-вторых, естественно конкретизирует содержание ч. 1 этой же статьи, наделяя суд правом и одновременно возлагая на суд обязанность подчиняться только закону, не применяя при рассмотрении конкретного дела подзаконный акт в случае его несоответствия закону (федеральному конституционному, федеральному либо субъекта РФ), чем устраняется определенная неясность, возникающая при прямом прочтении ч. 1 комментируемой статьи; в-третьих, подчеркивает, в рамках принципа разделения властей и доктрины независимости судебной власти от властей законодательной и исполнительной, наделение судебной власти реальными полномочиями контроля за соответствием решений, в том числе в форме подзаконных нормативных актов, принимаемых на основе и во исполнение конкретных законодательных актов, действий органов законодательной власти Конституции и федеральному закону; в-четвертых, ориентирует, помимо судов, и другие государственные органы, а также иных правоприменителей на соблюдение Конституции и федерального законодательства.

Развивает комментируемую норму Закон о судебной системе РФ, в соответствии с п. 3 ст. 5 которого суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа, а равно должностного лица Конституции, федеральному конституционному закону, федеральному закону, общепризнанным принципам и нормам международного права, международному договору РФ, конституции (уставу) субъекта РФ, закону субъекта РФ, принимает решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу. Таким образом, соответствие принимаемых правоустановительных решений и совершение действий, влекущих юридически значимые последствия, государственными и другими органами и иными правоприменителями, ставится под контроль за их соответствием конституциям (уставам) и законодательным актам разного иерархического уровня со стороны судов (фактически - всей судебной системы). Здесь значимо подчеркивание иерархии нормативных актов, и прежде всего - подчиненность в этой иерархии - закона субъекта РФ федеральному закону, что непосредственно в ч. 2 комментируемой статьи не закреплено, хотя в ч. 1 данной статьи об этом сказано вполне определенно.

Необходимо также отметить, что ч. 1 комментируемой статьи охватывает как рассмотрение судом конкретного дела в порядке абстрактного нормоконтроля за конституционностью или законностью оспариваемой нормы (когда предметом дела является вопрос только о соответствии оспариваемого акта Конституции или закону), так и рассмотрение судом дела в порядке конкретного нормоконтроля - на практике более распространены случаи уголовных, гражданских, административных и иных дел, когда этот вопрос встает в конкретно-опосредствованном виде. Действующим федеральным законодательством оба варианта рассмотрения дел детально урегулированы.

Вместе с тем определяющее значение в вопросе правильного понимания комментируемого положения имеют соответствующие позиции Конституционного Суда РФ.

Так, выраженные Конституционным Судом РФ в Постановлениях от 16.06.1998 N 19-П, от 11.04.2000 N 6-П и от 18.07.2003 N 13-П *(1132) правовые позиции устанавливают, что, как следует из ст. 125 Конституции во взаимосвязи с ее ст. 118, 120, 126 и 128 и из конкретизирующих их подп. "а" п. 1 ч. 1 ст. 3, ст. 86 Закона о Конституционном Суде РФ, ст. 18, 19 и 23 Закона о судебной системе РФ, полномочие по разрешению дел о соответствии Конституции федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, нормативных актов Правительства РФ, конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов РФ, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти РФ и совместному ведению органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ, принадлежит только Конституционному Суду РФ, который как федеральный судебный орган конституционного контроля осуществляет судебную власть посредством конституционного судопроизводства. Суды общей юрисдикции и арбитражные суды не могут признавать названные акты не соответствующими Конституции и потому утрачивающими юридическую силу; рассмотрение судом общей юрисдикции или арбитражным судом дел о проверке указанных в п. "а" и "б" ч. 2 и ч. 4 ст. 125 Конституции нормативных актов уровня ниже федерального закона (в том числе, следовательно, постановлений Правительства РФ), в результате которого такой нормативный акт может быть признан противоречащим федеральному закону, не исключает последующей их проверки в порядке конституционного судопроизводства.

Сформулированная в Постановлении КС РФ от 25.01.2001 N 1-П "По делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В. Богданова, А.Б. Зернова, С.И. Кальянова и Н.В. Труханова"*(1133) правовая позиция провозглашает, что суд общей юрисдикции или арбитражный суд на основании ст. 120 Конституции самостоятельно решая вопрос о том, подлежит ли та или иная норма применению в рассматриваемом им деле, уясняет смысл нормы, т.е. осуществляет ее казуальное толкование. Вместе с тем в судебной практике должно обеспечиваться конституционное истолкование подлежащих применению норм. Как следует из ч. 2 ст. 74 Закона о Конституционном Суде РФ, конституционное истолкование нормативного акта или отдельного его положения, проверяемого посредством конституционного судопроизводства, относится к компетенции Конституционного Суда, который, разрешая дело и устанавливая соответствие Конституции оспариваемого акта, в том числе по содержанию норм, обеспечивает выявление конституционного смысла действующего права. В таком случае данное им истолкование, как это вытекает из ч. 2 ст. 74 Закона о Конституционном Суде РФ во взаимосвязи с его ст. 3, 6, 36, 79, 85-87, 96 и 100, является общеобязательным, в том числе для судов. Поэтому правоприменительные решения, основанные на акте, который хотя и признан в результате разрешения дела в конституционном судопроизводстве соответствующим Конституции, но которому в ходе применения по конкретному делу суд общей юрисдикции или арбитражный суд придал истолкование, расходящееся с его конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом, также подлежат пересмотру в порядке, установленном законом. Иное означало бы, что суд общей юрисдикции или арбитражный суд могут осуществлять истолкование акта, придавая ему иной смысл, нежели выявленный в результате проверки в конституционном судопроизводстве, и тем самым подменять Конституционный Суд РФ, чего они в силу ст. 118, 125-128 Конституции делать не вправе.

А в Постановлении от 18.07.2003 N 13-П Конституционный Суд РФ указал, что из ст. 120 Конституции вытекает: суд общей юрисдикции при рассмотрении конкретного дела, в котором подлежит применению конституция или устав субъекта Федерации, придя к выводу об их противоречии федеральному закону и руководствуясь ст. 76 Конституции, вправе разрешить дело в соответствии с федеральным законом; при этом он должен обратиться в Конституционный Суд с запросом о соответствии Конституции положений учредительного акта субъекта РФ в связи с противоречием федеральному закону в целях признания их недействительными.

В Постановлении же Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 N 6-П*(1134) сформулирована еще более универсальная позиция: из ч. 2 ст. 120 Конституции во взаимосвязи с ее ч. 3, 5 и 6 ст. 76, ст. 118, 125-127 следует, что суды общей юрисдикции и арбитражные суды самостоятельно решают, какие нормы подлежат применению в конкретном деле; вместе с тем в судебной практике должно обеспечиваться конституционное истолкование подлежащих применению нормативных положений, поэтому в тех случаях, когда неоднозначность и противоречивость в истолковании и применении правовых норм приводят к коллизии реализуемых на их основе конституционных прав, вопрос об устранении такого противоречия приобретает конституционный аспект и, следовательно, относится к компетенции Конституционного Суда, который, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого нормативного акта, так и смысл, придаваемый ему сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов, обеспечивает в этих случаях выявление конституционного смысла действующего права.

Комментируемая норма также означает обязательность в необходимых случаях применения судами соответствующих положений Конституции в качестве акта прямого действия. Пленум ВС РФ в своем постановлении от 31.10.1995 N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" (в ред. от 06.02.2007) указал, что суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в частности: а) когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения; б) когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории РФ до вступления в силу Конституции, противоречит ей; в) когда суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции; г) когда закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектом Федерации по предметам совместного ведения РФ и субъектов Федерации, противоречит Конституции, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует. В случаях же, когда статья Конституции является отсылочной, суды при рассмотрении дел должны применять закон, регулирующий возникшие правоотношения, и наличие решения Конституционного Суда РФ о признании неконституционной той или иной нормы закона не препятствует применению закона в остальной его части. А нормативные указы Президента РФ как главы государства подлежат применению судами при разрешении конкретных судебных дел, если они не противоречат Конституции и федеральным законам.

В то же время Пленум ВС РФ в этом Постановлении указал судам, что им при рассмотрении дел надлежит учитывать, что если подлежащий применению закон либо иной нормативный правовой акт субъекта Федерации противоречит федеральному закону, принятому по вопросам, находящимся в ведении РФ либо в совместном ведении РФ и ее субъекта, то, исходя из положений ч. 5 ст. 76 Конституции, суд должен принять решение в соответствии с федеральным законом. А если имеются противоречия между нормативным правовым актом субъекта РФ, принятым по вопросам, относящимся к ведению субъекта Федерации, и федеральным законом, то в силу ч. 6 ст. 76 Конституции подлежит применению нормативный правовой акт субъекта РФ. И если при рассмотрении конкретного дела суд установит, что подлежащий применению акт государственного или иного органа не соответствует закону, он в силу ч. 2 ст. 120 Конституции обязан принять решение в соответствии с законом, регулирующим данные правоотношения. Оценке с точки зрения соответствия закону подлежат нормативные акты любого государственного или иного органа (нормативные указы Президента РФ, постановления палат Федерального Собрания РФ, постановления и распоряжения Правительства РФ, акты органов местного самоуправления, приказы и инструкции министерств и ведомств, руководителей учреждений, предприятий, организаций и т.д.).

Следует указать, что положения комментируемой нормы практически аналогичны по содержанию соответствующим конституционным положениям многих зарубежных государств, например ч. 1 ст. 87 Конституции Греции, в силу которой "при исполнении своих обязанностей судьи подчиняются только Конституции и законам; они ни в коем случае не обязаны подчиняться положениям, веденным в действие в отсутствие Конституции".